↑ Вернуться: Блогерская жизнь

Деревня-SOS. Быт и обитатели.

21 мая 2015 года мне удалось побывать в «Детской деревне-SOS» в Пушкине.
Здесь прошло торжественное мероприятие, приуроченное к 20-летию работы международной некоммерческой благотворительной организации SOS Children`s Villages International в России и 15-летию работы «Детской деревни-SOS» в Пушкине.

Мне удалось попасть в Деревню благодаря одному из спонсоров-друзей Деревни-SOS в Пушкине – ŠKODA AUTO Россия, в лице своих официальных дилеров в Санкт-Петербурге, Пулково-Авто, Неон-Авто и Таллинский-Авто. И в этот раз представители компании ŠKODA AUTO приехали в Деревню-SOS, чтобы вручить подарки и принять участие в празднике.

«Детские деревни-SOS» – это долгосрочная, максимально приближенная к семейной, форма устройства и воспитания детей, возвращение которых в семью не представляется возможным. «Детская деревня-SOS» – это 10–15 семейных домов на единой территории. В каждом доме живут шесть – восемь детей-сирот разного возраста вместе с SOS-мамой («профессиональным замещающим родителем»).

В «Детских деревнях-SOS» дети живут в семьях совершенно обычной жизнью: мама заботится о детях и ведет хозяйство, а ребятишки помогают ей по дому и набираются опыта для будущей самостоятельной жизни.
«Детская деревня-SOS» не изолирована от окружающего мира: дети хотят в обычные детские сады и школы, общаются со сверстниками и принимают гостей.

Подростки 15-16 лет переходят в уникальную для России структуру – «Дом молодежи-SOS», где им помогают получить профессию, найти работу и решить жилищные вопросы.

Петербургская деревня СОС расположилась не в самом городе, а в ближайшем пригороде – недалеко от Пушкина. Напоминает она не деревню, а коттеджный посёлок. В цветущих яблонях и весенней зелени притаились 12 двухэтажных домиков, в которых живут семьи, и несколько административно-хозяйственных построек. Между домиками лужайка с детской площадкой, у домиков – скамеечки. Воспользовавшись любезным разрешением хозяев, я побродила по территории и обнаружила в укромных уголках и волейбольно-баскетбольную площадку, и теннисный стол. А уж цветущие яблони там на каждом шагу!

Деревня существует под эгидой государства, но во многом за счёт друзей-спонсоров, которые охотно оказывают необходимую помощь.

На домах висят таблички с именами и названиями фирм-спонсоров, оказавших (и оказывающих) поддержку конкретной семье.

Дети, живущие в деревне, официально находятся под опекой государства. Их официальным опекуном от лица государства выступает директор деревни. Мамы, тёти и остальные сотрудники деревни – наемные рабочие. Я спросила, что же написано у мамы в трудовой? Оказывается, «воспитатель» – профессии мамы в нашем КЗОТе нет. А жаль…

В деревню часто попадают дети из больших семей, где родители по каким-либо причинам лишаются родительских прав или не могут воспитывать детей. Если в такой семье 2-3-4 ребёнка, то по нашему законодательству их должны пытаться устроить в одну семью, а много ли у нас приемных родителей (опекунов), готовых взять двух и более детей? Вот и сидят замечательные братья-сёстры в детдомах без шансов найти себе новых родителей.

Если у детей есть родственники (родители, бабушки-дедушки и пр.), то общение с ними возможно. Родственники должны собрать затребованный органами опеки пакет документов и им выдается официальное разрешение на посещение детей (напоминаю: официально дети продолжают находиться под опекой государства).

В каждом доме живет мама-воспитатель и 5-6 детей разного возраста. Совсем маленьких детей мы не видели, в тех домах, где мы были, младшим членам семьи 5-6 лет. Дети растут в этой семье примерно до 15-16 лет, после чего уходят в дом молодежи-SOS, где получают уже професcиональное образование и окончательно встают на ноги.
Своих учебных заведений в деревне нет. Дети посещают сады и школы в Пушкине, Павловске, Славянке.

Меня интересовал вопрос религиозного воспитания детей в «Деревне-SOS», т.к. на праздничных мероприятиях я увидела служителей церкви. Этот вопрос я задала несколько раз в разной форме разным людям. Оказывается, РПЦ не курирует «Деревню-SOS», религиозная направленность семьи целиком зависит от мамы и на данный момент из 12 мам нет ни одной фанатично верующей и соблюдающей все требуемые обряды.
Т.е. детям никто не навязывает обрядовость, а уж вера у каждого в душе своя. И просветить ребёнка, рассказать ему о возможностях, разных конфессиях и вероисповеданиях – это обязанность любой мамы, не только приёмной.

А потом нас пригласили в гости. Погода к тому моменту уже испортилась, пошёл дождь, все подмёрзли и с удовольствием воспользовались любезным приглашением хозяев посидеть и пообщаться за чашкой чаю. В этот день все дома были открыты для посетителей, везде были накрыты столы и гостей принимали с большим удовольствием, рассказывали о своей жизни, отвечали на все, даже не очень корректные вопросы.

В каждом доме живет мама и на два дома приходится одна тётя, которая помогает маме, даёт ей выходные, подменяет на время отпуска и болезни. Меня удивило, что все дети называют маму мамой. Ведь в деревню поступают уже достаточно взрослые ребята – и в 6, и в 10 лет. Никто не настаивает, ребенок может называть маму по имени-отчеству или как ему удобно, но так как все вокруг зовут её мамой, новенький тут же перенимает это обращение.

Мамы работают в деревне подолгу. Мы были в двух домах – в одном мама работает 13 лет, готовится к выходу на пенсию, поэтому ей не дают в семью малышей – у неё ребята постарше, чтобы мама могла их выпустить и уйти из деревни. В другой семье мама работает почти 15 лет, у неё сейчас дети 5-10 лет.

Никаких уборщиц, поваров в домах нет. Дети убирают, готовят, стирают, ходят в магазин (разумеется всё под руководством мамы). В деревне есть дом-мастер, который чинит всё, что сломалось и выполняет какие-то необходимые работы. В общем на 60 детей, живущих в деревне, приходится около 30 взрослых (12 мам, 6 тёть, психолог, логопед, директор, и т.д.). По статистике на 100 детей в детдоме приходится около 120 взрослых.
Своего врача в деревне нет, поэтому в семьи не берут детей с особенностями, которые требуют постоянного медицинского контроля и внимания. Детей обслуживает обычный участковый врач в районной поликлинике.

Дома стандартные двухэтажные, конфигурация типовая. Но каждая семья обустраивает свой дом по своему вкусу и отпечаток личности мамы ясно читается во всей обстановке. Казённым дом не покажется самому придирчивому гостю.

На первом этаже во всех домах кухня/столовая (кстати, очень удобно и продуманно зонировано пространство – тут же готовят, тут же все могут сесть за стол, и дежурный, моющий посуду, не будет торчать у раковины в одиночестве). Это же пространство переходит в гостиную, где стоит телевизор, уютные диванчики и кресла, столики для рукоделий, а у некоторых и спортивные тренажёры.


Второй этаж разбит на небольшие комнаты, где дети живут, учатся, играют… Своя комната есть и у мамы.

В каждом доме несколько санузлов (извините, запуталась, не сосчитала). Есть ванна, душевая кабина. Установлена стиральная машина, подъемные сушилки для белья («лианы»).

В одном из домов на стенах порхают бабочки и бегает кот, катающий мышей.

sDSC01235.jpg

В другом доме живёт настоящая кошка, которая прекрасно себя чувствует и любезно мурлыкнула в ответ на почёсанное ушко.
Живность в домах встречается самая разная. Вот, например, белый медведь…

А эта кровать пока не занята – семья ждет нового ребенка скорее всего к осени.
И временно свободное место заняли многочисленные игрушки.

Как и в любой семье, вопросы распределения детей по комнатам решает мама. Дети растут, состав семьи меняется, меняется и дом, соответствуя сиюминутным потребностям семьи.

Каждой семье на месяц выделяется определенный бюджет, который делится на несколько частей. Канцелярия и учебные принадлежности, одежда и обувь, еда. Если семья на чем-то сэкономит, то на остаток они могут позволить себе какое-то развлечение, или внеплановый праздник, или какую-то покупку в дом. Как правило, раз в неделю семья выезжает в магазин, чтобы глобально забить холодильник. Если закончился хлеб, или не хватило молока – любой из детей может сбегать в магазин по просьбе мамы и докупить необходимое.

Вопрос уборки в каждом доме решается по разному. В одном доме каждый член семьи отвечает за порядок на отведенном ему участке и убирает в удобное для себя время. В другой семье раз в неделю производится генеральная уборка, когда вся семья быстренько распределяет обязанности и «приводит в порядок свою планету». Ну и понятно, что свои вещи и свое рабочее место каждый сам поддерживает в порядке. Т.е. всё так же, как и в обычной семье.

Проезд у всех детей бесплатный, что существенно облегчает поездки в кино/театр/на экскурсию.
Детям выдаются карманные деньги (250р в месяц), кроме того у каждого ребенка есть счет, на который поступают или алименты от родителей, или пособие от государства. И ребенок имеет право воспользоваться этими деньгами с разрешения своего официального опекуна (директора деревни). Например, если подросток хочет приобрести себе ноутбук, или планшет, или фотоаппарат.

Приятно поразило количество выпускников выросших детей, пришедших в деревню на праздник.
Мама одного из домов подробно рассказала нам о судьбах своих выросших детей. Они все устроены в жизни, получили образование (нет, не все закончили университет, многие получили рабочие специальности в колледжах и техникумах), работают, создают семьи и помнят свою маму.
В доме заняты все вазы, и наш разговор несколько раз прерывался стуком в дверь и очередным подаренным маме букетом её любимых роз.

Наверно, я не всё запомнила и, конечно, не всё так гладко у этих семей в обычные непраздничные дни, но…
Эти люди делают огромное дело.
От нашего визита в моей душе осталось ощущение тепла и любви.
Уверена, что дети из таких семей смогут создать свои семьи и найти себя в жизни.
Очень хотелось бы посмотреть трудовые будни такой семьи, зайти к ним в гости в непарадное время. Возможно, у меня это получится? Обязательно расскажу, если вам интересно.