↑ Вернуться: Музеи

Ледокол-музей «Красин». V2.1

Это второй пост о «Красине». Начало истории тут.
Здесь я вам покажу то, что может увидеть каждый посетитель корабля-музея.
Самое вкусное и эксклюзивное ждёт самых терпеливых в следующем посте.

«Красин» прекрасен своей многоликостью. Парадный трап сверкает начищенным металлом; рука получает удовольствие, касаясь резных перил; ноги в грязных сапогах оставляют следы на красном ковре.

Рабочие коридоры с переборками и отсеками напоминают, что мы всё-таки на судне.

Гальюн для посетителей. Всё как надо – плитка, встроенные светильники, зеркала.
Трап, ведущий из ниоткуда в никуда. Дальняя крышка люка – это, кстати, кингстон.
На правом фото жилая каюта. Широкие, но короткие койки в два яруса.

Если первая схема ещё содержит какую-то понятную простому человеку информацию, то вот зачем на стене висят схемы, которые я не патриотично выложила на втором снимке – не понимаю.
Аааааа, догадываюсь – чтобы не потерялись. Вдруг кому-то понадобятся подробные схемы и чертежи. Ремонт затеяли или ещё какие работы…
А где их искать? В каких архивах? И как их оттуда изъять если надо? А так – вот они, всегда под рукой! Гениально!

Следующее помещение меня порадовало. Пекарня.
Рассказываю производственный цикл по турецки (смотреть справа налево).
Самая правая хрень с мешалкой – устройство для замешивания теста.
Далее готовое тесто отправляется подниматься в деревянную ёмкость.
Я предположила, что ёмкости с тестом закрываются крышками, а для повышения температуры (тесто же любит тепло) сверху ложится кок и дремлет греет тесто до тех пор, пока оно не поднимет крышку и не впечатает кока в кафельную стену. Мои предположения почему-то гневно отвергли.
Слева печка, в которую ставили формы с тестом, а вынимали готовый хлеб.

Заглянули в малую кают-компанию. Уютно, практично.

Сейчас «Красин» – филиал Музея Мирового океана.
Очередная каюта носит загадочное название «Каюта МАКЭ» и посвящена материалам Морской Арктической Комплексной Экспедиции.
МАКЭ – это не экспедиция в привычном понимании, а самостоятельное подразделение Фонда полярных исследований НИИ культурного и природного наследия.
На экспозиции представлено множество интереснейших материалов, но именно здесь я нашла номер 2 моего хит-парада «фишки Красина».
Вот эта леечка, сделанная их жестяной банки с надписью «ДРОЖЖИ», просто подмигнула мне и рассказала свою историю.
Я представила, как долгой полярной ночью суровый бородатый мужик погладил мозолистой рукой нежный зелёный росток, неожиданно выросший из случайно брошенной в горшок с землёй сливовой косточки. (Только не спрашивайте, откуда взялся в Арктике горшок с землёй – у меня фантазия богатая, но не настолько). И вот, закурив трубку, полярник вынул из ящика с мусором жестянку из-под дрожжей и, вооружившись паяльником, ножницами по металлу, скотчем, ломом и какой-то матерью, за пару вечеров соорудил вот такую приспособу.

На правом снимке обратите внимание на лампу настенную. Дальше покажу такую же, но настольную.
Слева – рабочее место доисторического блогера.
Кресло приковано к палубе. Пока отчёт не напишешь – хрен встанешь.


Заглядываем в гирокомпасную. Она заперта, так что только одним глазком, через форточку.
И опять хозблок.

А вот и знаменитая кают-компания «Красина».
Дерево и зелёные ткани. Строго. Благородно. Эффектно.



Дальше блогеры пошли осматривать каюту капитана.
Она существенно меньше кают-компании, но гораздо уютнее и практичнее.

В шкафу притаился скелет холодильник. Действующая модель.
Такую лампу мы уже видели. Но в настенном варианте. А тут настольная модификация.

Цветовое решение каюты капитана совпадает с оформлением кают-компании.

Непосредственно над каютой капитана находится ходовая рубка.
В ней очень грамотно зонировано пространство для одновременной комфортной работы всех членов команды, несущих здесь вахту.

Практически ЦУП.

Это такие центробежные дворники на иллюминаторы.

Пеленгаторный мостик. Фиговина, в которую я смотрю – радиолокатор.
Железяка для ударов головой слева от меня – ручной привод прожектора.
Как и многое на судне, сделан в ГДР в конце 1950-х гг.

Отсюда можно связаться с любым помещением корабля и с берегом.

И вот мы в штурманской рубке.
Штурманский столик.
«Заправлены в планшеты космические карты» (напевает)

Репитор гирокомпаса (это круглый стеклянный в столе), эхолот (жёлто-чёрный монитор) и пеленгатор (справа, с круглой шкалой и кучей ручек настройки).
На заднем плане аварийные буи. Выдернул чеку, бросил в море – жди, пока поймают сигнал и молись.

Музейный уголок. Так работали до Гейтса и Джобcа.

Лисица.
Обладает, на мой взгляд, некоторой избыточностью информации, зато проста и наглядна.
Интересно было бы поэкспериментировать с такой хреновиной вживую.

Кому на север, а мне налево. До встречи в следующем посте!