↑ Вернуться: Театральные хроники

Довлатов

Занесла нелегкая блогерская судьба на задворки Обводного, в бывший масло-жиро-комбинат, простиГосподи… Не поверите, а там… Театр!

Театр ненормативной пластики пригласил сообщников spbblog на спектакль «Довлатов. Пять углов.»

Напрягало всё: местоположение, отсутствие информации о театре, сложные выбранные авторы – Бродский, Довлатов…

Дети, увидев фотографии, неуверенно спрашивали – мама, а ты точно в театре была?

Вот сообщница luchas примазалась к граффитям. А справа очередь туда, куда обычно выстраивается очередь в театре. Нет, не в буфет – он выше.

К спектаклю пришлось подготовиться. Довлатов – это вам не хухры-мухры!

Подготовка велась не просто так, а на рояле!

Дяденька в шарфике просил вести себя прилично, не стоять под стрелой, не кидать помидоры и не снимать верхнюю одежду в связи с царящим в зале дубаком.

Аншлаг полный! Когда мы вошли, мест уже не было. А сзади еще толпились страждущие…

Какое же светское мероприятие без самого культурного бегемота блогера spbblog Pink-Mathilda. Уважаемый Астафьев позволил великолепной Матильде посидеть на плече в ожидании начала.

И вот понеслось…

На протяжении двух часов (да, я их почувствовала – сидела на приступочке, и к финалу попа уже не ощущалась) Антон Шварц читал нам Довлатова, играл Довлатова, был Довлатовым.

И пусть это был не совсем мой Довлатов…

…но я получила истинное удовольствие от очередного прочтения до боли знакомых строк.

Антон держал зал все два часа.

Анна Чертова со своим чудесным инструментом создавала и подчеркивала настроение.

Сергею Донатовичу достались цветы и аплодисменты благодарной публики.

Матильде удалось урвать свою долю славы…

…и построчить на Ундервуде.

А милая Luchas попозировала с дядей Вовой из вчерашнего Бродского.

В целом спектакль более чем достойный. Разумеется, почтенной публике представили немножко однобокую выборку из многогранного творчества Сергея Донатовича. Но даже достаточно лёгкие, забавные его произведения полны трагизма, иронии, представляют мир вокруг именно таким сумасшедшим, какой он есть. Настроение спектакля во многом создавалось отличным звуковым оформлением и менялось от забавно-ироничного до трагически-печального. Зал смеялся и плакал, не пропуская ни одного слова, написанного Довлатовым и прочитанного Антоном Шварцем.